Птицы нашей молодости
Сергей Валерьев
Время новостей, 29 сентября 2003 г.

В галерее “Арт-Трофи” открылась выставка из серии “Отцы и дети”. Ее участники отец и сын Григоряны, обоих зовут Юриями, своими работами показали, что между поколениями может существовать полная преемственность и взаимопонимание.

О работах Юрия Григоряна-старшего главный редактор нашей газеты Владимир Гуревич в 80-е годы написал вдохновенную рецензию с названием “Я верю во все, что ты написал…” (“Московские новости”, 1982, 17 января, №3). Времена меняются, картины остаются.

Творчество Григоряна принадлежит к касте “хранителей”. Есть бунтари, есть титаны, есть остроумцы, есть халтурщики. А Григорян – хранитель. Не было бы его картин на тему Нагорного Карабаха – родины художника, одна из традиций изобразительного искусства прервалась бы навсегда. Имею в виду совсем не актуальный, но радующий всех эстетов-антикваров голуборозовский символизм начала ХХ века. С творчества одного из членов объединения, Мартироса Сарьяна, началась, по мнению искусствоведов, армянская живопись ХХ века. Потом был Минас Аветисян. Теперь Юрий Григорян… Кисть каждого продолжает одну бесконечную повесть о солнечных долинах, горных хребтах, виноградниках, каменных церквях, прекрасных женщнах, мудрых стариках, суровых воинах. Картинки сменяют друг друга как витражи в гигантском нефе церкви, что строилась несколько веков. А мы смотрим их, смотрим, будто бы припоминая то, чему на самом деле свидетями не являлсись. В философии платонизма это называется анамнезис.